25.01.2022

Сергей Лямец: «Олигарх достал графин вискаря и знаком предложил Портрету выпить»

«Прямо, вправо, назад, влево». Дмитрий Васильевич переглянулся с женой. Та иронично глядела на огромную тушу Портрета, который топтался по четырем наклейкам на новом паркете.

«Как ты вообще вырвался?»

«А ты не видишь?» – развел руками Портрет.

На нем был надет атласный халат и тапочки из гардероба олигарха. На кресле в углу валялось скомканное женское платье огромных размеров.

«Тебя кто-то узнал?»

«Нет. У вас тут мужиком в платье никого не удивишь».

«Это да… Тут бабы в платье — теперь только на балу».

«Так шо я прям как Керенский».

«Мадам Поршедур», — сквозь зубы процедил Фирташ.

На этих словах его жена, сидевшая у стеночки, чуть не поперхнулась шампанским. Портрет злобно покосился сначала на нее, потом на олигарха.

«Та ладно, не обижайся. У каждого нормального мужика есть «Порше», — выкрутился олигарх.

«А дур на-ера?» – обиженно буркнул Портрет.

«Чтоб никто не догадался!» – выпалил Фирташ и по-детски расхохотался.

Лада Фирташ опять чуть не сорвалась в смех. Она резко отвернулась к стене, делая вид, что рассматривает обои.

«Ты уверен вообще?» – поинтересовался Фирташ, кивая на фигуру вальса.

«А шо мне людям сказать? Шо я к тебе прилетел перетереть?» – логично заметил Портрет.




«Это да», — согласился олигарх.

В день, когда 50 депутатов полетели в Вашингтон на молитвенный завтрак к Трампу, Портрет сделал вид, что прилетел на Венский вальс.

«И все-таки, чего ты не полетел?» – с прищуром осведомился Фирташ.

«А вот посуди. Юля уже места распродает в списке. Место под самой трибуной купила, — начал Портрет. – Видел ее фотку?»

«Нет».

«Смотри», — Портрет достал из-под халата телефон, нашел там фото и протянул Фирташу.

На фото Тимошенко чуть ли не в обнимку с Куртом Волкером сидела за столиком, билет на который стоил 150 штук.

«Ну, и в чем идея?» – вернул телефон Фирташ.

«Шоб всех этих проституток собрать в одном месте. А я послал кого?»

«Кого?»

«Артура и еще пару шлеперов».

От БПП на молитвенном завтраке был представитель президента в парламенте Артур Герасимов и еще пара второстепенных персонажей.

«А, понял», — догадался олигарх.

«Да, чтоб показать, шо все это второй эшелон, — добавил Портрет. – А нормальные люди – на балу в культурной столице Европы».

На этих словах он развел руками и широко улыбнулся.

Фирташ глазами показал жене выйти, и она тут же выпорхнула из комнаты.

«Кстати, классный паркет», — как бы невзначай отметил президент.

«Из украинского дерева», — улыбнулся олигарх.

«Откуда? У нас экспорт запрещен», — сделал суровое лицо Портрет.

Фирташ взглянул на него как-то неприятно. Первое лицо страшно не любило этот взгляд.

«Ты мне не шурши, да? – с характерным говором сказал олигарх. – Тут пол-Вены украинский дуб себе кладет».

Портрет хитро улыбнулся.

«Эшелонами лес возят».

«Евроинтегрируемся…» — развел лапищами Портрет.

«А мне кажется, у тебя бардак».

«А у тебя не бардак?» – обиделся Портрет.

Действительно, ходили слухи, что Фирташ не контролирует половину своих предприятий.

«Так меня в стране третий год нет!» – резонно заметил тот.

Портрет сочувственно покивал головой и развел руками – дескать, я ничего не решаю.

«Ладно, что ты хотел? – разочарованно спросил Фирташ. – Не вальс же учить ты ко мне приехал?»

«Не вальс», — кивнул тот.

Олигарх открыл глобус, достал графин вискаря и знаком предложил Портрету выпить. Тот кивком согласился.

«Тут меня Ринат попросил…» – начал президент.

«Ты шо теперь, на побегушках у татарина?» – издевательски спросил Фирташ.

«Та плевать мне, — обиделся Портрет. – Но по каналу может давай уже шото придумаем?»

«А я сам не разберусь, да?»

«Ну я знаю, еще Валера свое слово не сказал».

Валера был Хорошковским, который несколько лет назад продал Фирташу канал «Интер». В ближайшее время Дмитрий Васильевич должен был отдать Валерию Ивановичу деньги. Но платить было нечем, и Фирташ пошел в атаку на Ахметова, который должен был ему.

«Так у него и спроси», — заговорщически улыбнулся Фирташ.

Он протянул Портрету стакан с виски. Портрет молча смотрел в ответ.

«Он что, здесь?»

Фирташ настойчиво потряс стаканом. Портрет не брал.

«Валера!» – громко крикнул Дмитрий Васильевич.

Портрет забегал глазами в поисках двери. В стене распахнулся потайной ход, и в комнату вошла… жена Дмитрия Васильевича. Она несла в руках ноутбук, на экране которого в окне Skype висело холеное лицо монакского метросексуала.

«Он меня видит?» – Портрет ступил за спину Фирташа.

«Нет, — холодно ответил тот. – И не слышит».

Портрет сложил руки на груди.

Фирташ нажал кнопку включения звука.

«Валера, здорово!» – бодро крикнул он в Скайп.

«Ну здорово еще раз, — с легким французским акцентом хмыкнул Хорошковский. – Что там у тебя?»

«Та вот…» – оглянулся Фирташ на Портрета.

Тот сделал страшные глаза.

«…думаю. Что, если Ринат попросит канал продать?»

«Слушай, Дима, ты не мог с этой х-ней завтра позвонить?» – раздраженно спросил Валерий Иванович и отключился.

Фирташ закрыл экран ноутбука.

Портрет испытующе посмотрел на него и выдернул из его руки стакан. Он выдохнул и залпом осушил сто грамм труда шотландских вискоробов.

«А вот еще такой момент…»

Олигарх сложил ноутбук и подошел с ним к тайной двери. Он нажал ручку и открыл проход. Оттуда появился… Алексей Азаров.

«Здравствуйте, Петр Алексеевич!» – как-то слишком мягко поздоровался он.

Сын Николая Яныча выпучил глаза и рассматривал Портрета в халате и тапках. Президент рассверипел и молча сжимал пустой стакан.

«Шо смотришь?» – наконец, выдавил красный от гнева Портрет.

«Та вот думаю, может, извиниться хотите?» – интеллигентно произнес Азаров-младший.

Фирташ прижал ноутбук к груди и холодно наблюдал за происходящим п-цом.

«За шо мне перед тобой извиняться?»

«Не за что, а для чего».

«Для чего же?»

«Вдруг эмигрировать надумаете…» – намекнул Азаров-младший.

«Х-й тебе, а не эмигрировать», — зло отстрелил Портрет и злобно уставился на Фирташа.

«Ладно, Леша, держи», — вручил тот ноутбук сыну Яныча и выдворил из комнаты.

Воцарилась нехорошая тишина.

«Послушай, Дима…» – начал Портрет.

«Послушай, Петя…» – перебил его Фирташ.

«Послушай, Дима!» – перекрикнул его Портрет.

«Послушай, Петя!» – не остался в долгу тот.

«Послушай, Дима!!!» – завопил Портрет и дернулся всем телом.

Он обо что-то зацепился и открыл глаза. На него тревожно смотрела жена Марина.

«Что, опять приснился?»

Они сидели в президентском самолете. Портрет тут же прикинул, что к чему, и облегченно выдохнул.

«Б-дь. Шо мне с ним делать?» – схватился он за голову.

Марина не стала отвечать и отвернулась к иллюминатору. Она уже давно поняла, что Портрет не спрашивает совета.

«Может, все-таки встретишься с ним?» – холодно произнесла она, не поворачивая головы.

«Ну да… — ухмыльнулся куда-то внутрь Портрет. – Они только этого и ждут».

Они были чем-то риторическим и следили за каждым шагом.

«Разве что он, как Керенский…»

Марина удивленно обернулась.

«… в женском платье прокрадется».

Жена испытующе посмотрела на Портрета и воздела глаза к небесам. Самолет немного тряхнуло.

«С вами говорит капитан. Просьба пристегнуть ремни. Заходим на посадку в аэропорт города Вена», — проговорил с потолка голос пилота.

Портрет отстегнул ремни и размашистыми жестами отправился за занавеску. Послышался хлопок пробки и звук наливающейся в бокал жидкости.

……………………………

Disclamer: Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.

Во время написания текста ни один политик не страдал.

Сергей Лямец, Фейсбук автора