26.10.2021

О чем размышляет Пекин, глядя в сторону Москвы?

В свете последних событий в Восточной Европе Китай занял сдержанную выжидательную позицию. Из уст руководства Компартии КНР не последовало ни острой критики российской стороны по итогам последнего заседания ПАСЕ, ни громких заявлений относительно трагических событий в Украине. Не совсем ясна позиция Поднебесной относительно перспективы взаимоотношений с РФ в нефтегазовой сфере и иных отраслях взаимного интереса.

Несмотря на то, что ОАО «Газпром» и китайская CNPC подписали в мае 2014 г. 30-летний контракт на поставку в Китай природного газа по трубопроводу «Сила Сибири», начиная с 2019 г., китайская сторона так и не выделила 25 млрд. долл. США в качестве аванса на реализацию проекта. В данном контексте возникают различные интерпретации линии поведения китайского руководства. Например, директор компании East European Gas Analysis М. Корчемкин допускает, что Китай мог бы выделить аванс на строительство газопровода «Сила Сибири» при условии приобретения российской стороной необходимых товаров и услуг для реализации проекта у китайских компаний. В противном случае сомнительна окупаемость газопровода для РФ при сохранении 30% таможенной пошлины. Бывший советник-посланник в посольстве Украины в США, А. Потехин вовсе считает возможным глобальный конфликт между Россией и Западом, по итогам которого Китай дерзнёт организовать свой референдум на Дальнем Востоке и добиться поддержки со стороны населения депрессивного российского региона вхождения в состав Поднебесной. Но социально-экономическая ситуация на Дальнем Востоке не улучшалась за все годы существования российского государства. Если отталкиваться от данной позиции, то Китай мог бы провести свой референдум хоть сейчас.

Если не учитывать фактор политического популизма относительно угрозы Третьей мировой войны, в которой не заинтересована ни одна из сторон, если не брать во внимание браваду относительно возможности реализации проекта газопровода без китайского аванса, вырисовывается другая картина. В отличие от РФ, военная экспансия не является коньком внешнеполитической стратегии КНР. В течение более 20 лет Китай с присущей ему степенностью и выжидательностью занимается освоением ресурсной базы и рынков развивающихся стран в различных уголках мира. По своему характеру социально-экономического развития, азиатская часть России (Северная Азия) и есть тем самым привлекательным развивающимся рынком для Поднебесной — обилие природных ресурсов, малоосвоенные и сравнительно малозаселённые территории. Однако учитывая неоднозначность результатов геополитических акций России в Восточной Европе и ещё большую неоднозначность последствий санкций «Большой семёрки», мирового снижения цен на нефть для экономики и политического устройства РФ в недалёком будущем, Китай желает перестраховаться от потенциально возможных потерь из-за непредсказуемости действий Кремля. Допустимы два сценария развития линии поведения Пекина по отношению к Москве после того как кризис российской экономики достигнет точки кипения вследствие продолжительных военных расходов и истощения финансовых резервов.

В случае реализации первого сценария Китай рискнёт пойти ва-банк и предоставить России солидный кредит, фактически, на продолжение геополитической экспансии Кремля на постсоветском пространстве. Взамен Китай потребует эксклюзивных преференций в сырьевом секторе России — от более низкой цены на природный газ из сибирских месторождений, до бессрочных концессий российских месторождений углеводородных ресурсов, металлов и иного сырья, необходимого китайской промышленности. В данном случае меньшим злом для российской политической элиты будет финансовая кабала Китая, нежели потеря доверия со стороны граждан и крупного бизнеса вследствие ухудшения социально-экономического развития регионов и увеличения налогового бремени для пополнения военного бюджета. Москва готова будет пойти на любые условия в экономических отношениях с Китаем ради сохранения текущего административно-территориального устройства страны. Сомнительны санкции или чрезмерное давление на Китай со стороны ЕС и США в виду более интенсивного финансово-экономического партнёрства с китайскими компаниями, нежели с российским бизнесом. Не стоит забывать, что основным кредитором США на современном этапе является именно Китай.

Однако это всего лишь один из возможных сценариев развития китайско-российских отношений, который может повлечь за собой негативные последствия для самого Китая. Став кредитором геополитических амбиций России на постсоветском пространстве, китайский банковский сектор грозит спровоцировать центробежные тенденции у себя в стране. Речь идёт о сепаратизме уйгурских радикальных исламистов в Восточном Туркестане (Синцьзян-Уйгурский автономный округ) и монахов-буддистов в Тибете. Кредитование внешней политики РФ, направленной на поддержку пророссийских сепаратистов Восточной Европы, создаст прецедент оказания финансовой помощи уйгурам-суннитам в борьбе за выход из состава КНР со стороны единоверцев т. н. Исламского Государства, которые в случае военной победы в Ираке пустят нефтедоллары на поддержку исламского фундаментализма в других странах. Не говоря уже о тибетцах, сторонники которых существуют во многих странах Южной Азии и даже на Западе.

Учитывая данные негативные факторы, руководство Китая может действовать по другому сценарию. Китай заинтересован в использовании природных ресурсов России, а не в сохранении её существующего политического устройства. Благодаря своему инвестиционному потенциалу Китай никогда не перестанет быть привлекательным партнёром для российских регионов Северной Азии, даже в случае смены политических элит в Москве либо полной дезинтеграции российского государства. В ближайшей перспективе Китай будет воздерживаться от стратегических инвестиций в российские проекты, ожидая последствий коллапса экономики России. КНР выгодно, чтобы РФ собственными усилиями построила газопровод «Сила Сибири». Если худшие прогнозы относительно дезинтеграции России станут реальностью, то Китай сможет установить беспошлинные преференциальные торгово-экономические отношения с административными субъектами Западной Сибири и Дальнего Востока, предоставить им кредиты и инвестиции в обмен на долгосрочное использование ключевых месторождений полезных ископаемых, скидки на природный газ. Данный сценарий позволит Китаю добиться тех же бонусов, что и при первом, минуя опосредованное участие в геополитических акциях текущей политической элиты России. Вопреки, некоторым прогнозам КНР снимет с себя ответственность за аннексию территории независимого государства и избавится от обязательств по выделению правительственных дотаций на развитие приграничных российских регионов, интеграции русского этноса в свою систему ценностей.

Зачем добиваться вхождения некоторых российских регионов в состав Поднебесной, если достаточно сориентировать на себя потоки экспорта природного газа, нефти, металлов и иного сырья? В любом случае, Китай ставит экономическую выгоду превыше геополитических амбиций.