Крушение самолета в Иране: СМИ задали три главных вопроса иранским властям

После крушения самолета «Боинг — 737» украинской авиакомпании «МАУ» у журналистов и корреспондентов ряда средств массовой информации во всем мире появилось очень много вопросов к иранским властям. Но три из них озвучили в редакции издания Bloomberg.

И эти три вопроса звучат следующим образом: 
1) почему тегеранский аэропорт продолжал работать в ночь, когда случилась катастрофа и одновременно случился обстрел американских военных баз в Ираке;
2) кто отдал приказ на уничтожение гражданского самолета;



3) как можно было перепутать гражданский рейс со вражеской крылатой ракетой, о чем уже заявляют отдельные иранские военные?

Более того, аналитики компании Teal Group, которая специализируется на исследованиях в области рынка вооружения, отмечают: зенитно-ракетный комплекс «ТОР М-1», из которого была выпущена ракета, не был оснащен автоматической системой распознавания «свой — чужой», а значит не мог отличить гражданский самолет от военного или от ракеты. А поскольку ситуация сложилась именно таким образом, за безопасность гражданских авиарейсов должны были отвечать не только диспетчеры аэропорта, но и части ПВО, расположенные возле аэровокзала. В то же время отмечается, что у военных просто не было времени на обдумывание и они решили действовать сразу.

Нечто похожее произошло в 1983 году: южнокорейский «Боинг — 747», выполнявший рейс КАL — 007, летел из Нью-Йорка в Сеул с остановкой в Анкоридже на Аляске. Однако после взлета из-за неправильно настроенной навигационной системы он отклонился от курса и залетел в воздушное пространство СССР. Поначалу советские военные приняли его за американский самолет-шпион RC-135, который той же ночью летал над Камчаткой и следил за пуском советских ядерных ракет. 

На перехват отправили истребитель «СУ-15»: пилот Геннадий Осипович поначалу включал сигнальные маячки и стрелял из пушек рядом с лайнером, принуждая к посадке, но у него ничего не вышло. И когда самолет подходил к границе Советского Союза над Сахалином, летчик получил приказ уничтожить его ракетами, что и было сделано. В результате погибло 269 человек на борту, СССР объявили «империей зла», а «черные ящики», найденные из-под обломков, оставались под замком до 1992 года, когда первый президент новой России Борис Ельцин передал их южнокорейской стороне.

Напомним, ранее мы сообщали, что представитель правительства Исламской Республики Иран Али Рабии сделал сенсационное заявление. Он отметил, что власти Ирана ничего не знали о настоящих причинах падения самолета украинской авиакомпании вблизи аэропорта Тегерана, потому и официальное признание причастности Ирана к трагедии появилось лишь через два дня после падения самолета.

В то же время спецслужбы Ирана начали шантаж соотечественников, чьи родственники погибли в той катастрофе: они предупредили семьи жертв с иранским гражданством, чтобы те не давали интервью персидским СМИ за пределами Ирана, если хотят получить останки своих близких.