Андрей Усенко: инвестиции из Китая. Чем может быть интересна Украина?

В конце 2017 года между Украиной и Китаем были достигнуты стратегические договоренности о реализации совместных проектов на общую сумму около $7 млрд.

Такие планы выглядят более чем оптимистичным сценарием для Украины.

Основной интерес инвесторов из Поднебесной находится в сфере комплексной реализации инфраструктурных проектов.

Случаи прямых инвестиций, которые могли бы обеспечить существенное оживление экономики, остаются единичными.

Трудно переоценить потенциал сотрудничества Украины с Китаем, который является второй крупнейшей экономикой мира. К 2020 году cтрана может стать крупнейшим трансграничным инвестором с портфелем на уровне $20 триллионов.

В последнее время количество проектов, реализуемых в Украине китайскими корпорациями, значительно увеличивается, чему способствует как агрессивная внешняя политика самого Китая, так и улучшение инвестклимата в Украине.

Согласно American Enterprise Institute and American Enterprise Institute, кумулятивный объем инвестиций и строительных контрактов в Украине к 2015 году достиг всего $9,6 млрд, что существенно ниже $27,8 млрд, которые приходятся, например, на Польшу.

Основные сегменты экономики, которые интересуют Китай – аграрный и строительный секторы, которые в целом соответствуют характеристикам экономики Китая – большое количество населения этой страны и сильный промышленный сектор.

Среди сдерживающих факторов для увеличения доли Украины в структуре китайских инвестиций не только высокие инфляционные риски, коррупция и политическая нестабильность, но и неоднозначная история отношений с украинскими компаниями.

Можно привести пример контракта между ПАО “Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины” (ГПЗКУ) и Китайской национальной корпорацией машинной индустрии и генеральных подрядов (ССЕС), подписанного в 2013 году. Общая его стоимость составляет $3 млрд. Это сотрудничество — крупнейший проект Китая в Украине.

В рамках первого транша, который составил $1,5 млрд, ГПЗКУ обязалась на протяжении 15 лет поставлять в Китай зерновые, а за счет вырученных средств погашать долг.

Вторая часть транша должна была быть направлена на закупку китайской техники. Подписать такой крупный контракт удалось за счет предоставления государственных гарантий, в случае невыполнения госкорпорацией своих обязательств – погашать долги ГПЗКУ будет правительство.

При этом стоимость данного кредита в 2016 году была снижена с 4,5% + ставка Libor 6 месяцев до 3%.

По первой части проекта кредитные средства были получены. Вторая часть из-за скандалов и взаимных претензий так и осталась только на бумаге. Компания перестала выплачивать Китаю долги по кредиту.

Кроме того, в ГПЗКУ начались процессы отчуждения активов (в пользу обанкротившейся ГАК “Хлеб Украины”), что смутило китайских партнеров.

Все это привело к блокированию счетов ГПЗКУ в конце 2017 года по требованию Китая из-за долгов по кредиту. Этот кейс стал достаточно иллюстративным.

Китайский инвестор очень чувствителен к невыполнению второй стороной своих обязательств и всегда заботится о своих интересах.

Другим примером китайских инвестиций в Украину может служить сотрудничество китайской CNBM и Active Solar. Китайская национальная компания строительных материалов стала собственником 10 крупнейших солнечных станций в Украине общей установленной мощностью 267 МВт. И все бы хорошо. Но механизмом приобретения корпоративных прав стало погашение предприятием долга перед китайским инвестором. Общую стоимость инвестиции в этот проект китайская сторона оценила в $1 млрд.

Стоит отметить, что Китай выделяет кредитование, как правило, под закупку оборудования, произведенного в Китае.

Таким образом обеспечивает поддержание своего промышленного сектора и значительные объемы экспорта. Таким примером могут служить инфраструктурные проекты, где китайская сторона всегда настаивает на привлечении только китайского генподрядчика, то есть использовании китайских материалов и рабочей силы, что позволяет поддерживать промышленный и строительный сектора Поднебесной. А это – экспортный потенциал, поддержание высоких темпов роста ВВП, что для экономики Китая является критическим.

По этой причине даже несмотря на высокие инвестиционные риски Китай будет наращивать объем инвестиций в Украину в ближайшие годы. Значит ли это, что мы можем забыть об инвестиционном климате и оставить прежние подходы в администрировании и ведении бизнеса? Вовсе нет.

Во-первых, существующая модель китайских инвестиций не может быть выгодна Украине, поскольку она не направлена на развитие внутреннего производства, создание рабочих места для украинцев и национальных продуктов с высокой добавленной стоимостью.

Во-вторых, продажа предприятий за долги является индикатором кризиса, а не развития экономики. В третьих, любая экономика развивается за счет прямых инвестиций, инвестиций в капитал, а не кредитов на приобретение продукции страны кредитора. Именно это является нормальной мировой практикой, которую призваны обеспечивать финансовые институты, в частности Экспортно-кредитные агентства.

На данный момент мы можем наблюдать только единичные случаи интереса Китая делать прямые инвестиции. Например, это потенциальный интерес китайской биржи BOCE к «Украинской биржи» и продажа этой же компании банка УБРР.

Китайские инвесторы также рассматривали возможность приобретения компании из ТОП-10 Украины по экстракции масличных культур, однако сделка не была реализована.

Для того, чтобы Китай был заинтересован делать инвестиции в капитал украинских компаний, необходимо внедрить очевидные шаги – простое администрирование налогов, которые при этом должны быть конкурентными по сравнению с другими странами.

Нужна прозрачная и беспристрастная система защиты прав кредиторов и права собственности, эффективная система регулирования.

Иными словами, сделать Украину конкурентоспособной для инвестиций в сравнении с другими странами, потому что пока будет выгодней и безопасней вкладывать в другие юрисдикции, инвесторы так и будут поступать.

Андрей Усенко, менеджер отдела инвестиций и рынков капитала KPMG в Украине